Новости

19.11.2017

Юрист будущего: заучивать законы и кодексы больше нет нужды?

ПАУБлокчейн, криптовалюты, кибербезопасность, искусственный интеллект, цифровая экономика. Все чаще эти слова являются предметом обсуждений в органах государственной власти, профессиональных сообществах и СМИ. Изменения в общественной жизни, связанные в первую очередь с появлением новых информационных технологий, отразились также и на работе юристов. К примеру, уже сейчас автоматизированы некоторые направления юридической деятельности: с помощью современных электронных систем составляются типовые договоры, направляются претензии и иски, отслеживается статус дела. Цифровизация экономики, по мнению экспертов, может привести к тому, что значительную часть работы юристов смогут успешно выполнять роботы. В связи с этим остается открытым вопрос: каким должно быть юридическое образование будущего, чтобы позволить специалистам оставаться востребованными? В преддверии Международного дня студентов, который отмечается 17 ноября, портал ГАРАНТ.РУ узнал у экспертов, какими знаниями и навыками должны обладать юристы цифровой эры, заменят ли роботы юристов и кто такой "юрист будущего"?

Каким должно стать современное юридическое образование?

Сегодня практически в каждом вузе имеется юридический факультет, который специализируется на подготовке кадров для той или иной отрасли. Так, в МГИМО МИД России юристы специализируются на изучении международного права и особенностях законодательства зарубежных стран, студенты Российской государственной академии интеллектуальной собственности углубленно изучают вопросы патентного права. В некоторых вузах готовят специалистов широкого профиля, такие как, например, МГУ, МГЮА им. О.Е. Кутафина. Однако, по мнению экспертов, для выпускника юридического факультета знать только действующее право, в том числе его отдельную отрасль, мало.

"Современное юридическое образование, безусловно, должно быть основано не на штудировании законов, как это в свое время делали мы. На сегодняшний день информация стала доступной и оперативной: просто, открыв Интернет, вы можете за пару минут найти всю необходимую вам информацию и даже историю изменений по тому или иному вопросу. Важно научить будущих юристов пользоваться этой информацией", – считает Алексей Головченко, управляющий партнер юридической компании "ЭНСО", президент Института развития и адаптации законодательства, глава комитета по оценке регулирующего воздействия общероссийской общественной организации "Деловая Россия".

Такой же позиции придерживается и Артем Юдкин, председатель Правления Фонда "Сибирский экспертный центр "Модернизация". По его мнению, юридическое образование должно обеспечить переход от авторитарной и текстовой дидактики (когда будущий юрист заучивает рекомендованный преподавателем текст нормативного акта и доктринальные толкования правовых норм) к комплексному восприятию информации. "Когда в год принимаются десятки тысяч новых норм, существенно меняются действующие законы и разрабатываются сотни новых документов, ориентироваться в этом пространстве без работы по поиску информации и комплексного представления о норме права (сама норма, ее изначальный текст или текст проекта, судебная и административная практика применения) не представляется возможным. Обеспечить это можно только путем интеграции в обучение справочно-информационных систем", – полагает эксперт.

Адвокат Сергей Головин считает, что в учебную программу вузов необходимо включать дисциплины, позволяющие студенту приобрести навыки в сфере новых технологий, включая добычу доказательств в сети, обеспечение кибербезопасности, электронное делопроизводство и другие.

Однако, по мнению генерального директора CEB SHL Russia&CIS Ирины Зариной, оперативно адаптироваться к быстро трансформирующимся условиям труда учебные заведения не смогут.

"Современному юристу важно учиться самостоятельно ориентироваться в развивающихся цифровых условиях: в новом программном обеспечении, аналитических технологиях и платформах отчетности, которые используют работодатели или клиенты. Так, студент должен в ходе обучения в вузе параллельно набирать те цифровые навыки, которые в перспективе помогут ему эффективно выполнять функцию юридической поддержки и интегрировать результат работы в общую деятельность компании", – рекомендует она.

Вместе с тем несмотря на необходимость внедрения в образовательный процесс современных технологий, эксперты не исключают сохранение элементов классического образования. "Если вспомнить историю, российские дореволюционные юристы были людьми не только образованными в юридическом плане, но и досконально знавшими историю, культуру и иностранные языки. Это было необходимым условием того времени, так как в состав Российской империи входили Польша, Финляндия, страны Прибалтики и Средней Азии. В те годы базовых вузов, в которых готовили юристов, было немного – университеты Москвы, Петербурга, Киева, Казани, Риги, Таллина, Тарту. В этих университетах преподавали одни и те же профессора, то есть существовало своеобразное для того времени сетевое взаимодействие: юридические знания и особенно достижения правовой науки транслировались на всех площадках примерно на одном – высочайшем – уровне. Это позитивный опыт, который нам необходимо интерпретировать и осовременить сегодня на новом технологическом уровне", – считает декан юридического факультета Российского нового университета (РосНОУ), профессор, к. псих. н. Алексей Тыртышный.

Он также рассказал, что в нынешних условиях, когда наша страна попала под действие санкций, особую актуальность приобретает подготовка юристов, компетентных именно в областях международного права. По его мнению, в профессиональном сообществе не хватает специалистов, которые не только бы свободно владели иностранными языками, но и понимали механизмы работы других юрисдикций и возможности их взаимодействия с российской. "Недостаток кадров означает, в том числе и то, что наши образовательные программы недостаточно ориентированы на международное взаимодействие. Поэтому наша задача – обмениваться опытом с зарубежными коллегами. Для этого мы активно взаимодействуем с университетами Франции и Бельгии и обсуждаем возможные форматы сотрудничества и обмена опытом с вузами Азии и других регионов мира, – отметил Алексей Тыртышный. – Разумеется, чтобы соответствовать новым требованиям, вуз сам должен перестраиваться: пересмотреть подход к подбору и подготовке научно-педагогических кадров, разрабатывать и лицензировать новые образовательные программы. Требуется сделать подготовку студентов максимально вариативной, чтобы они имели возможность получать дополнительное образование по смежными с юриспруденцией направлениями подготовки, будь то психология, лингвистика, экономика или IT".

Какими знаниями и навыками должны обладать юристы цифровой эры?

Юлия Кульчицкая, директор консалтинговой компании МАК Групп, эксперт Первого Арбитражного Учреждения, считает, что цифровая эра – это эра вербальной коммуникации. А это значит, востребованным на рынке труда становится умение представить свое экспертное мнение понятным и доступным способом. При этом, по ее словам, увеличивается и скорость принятия этих решений. "Меняется скорость и ресурсы поиска, подбора и анализа информации, что требует от юриста нового поколения умения анализировать большие массивы данных, выстраивать их в логичные структуры".

По мнению управляющего партнера группы компаний "BDA" Вячеслава Сергеева, юристу нового поколения мало иметь диплом юридического вуза и обладать знаниями в сфере юриспруденции. Он отмечает, что специалисту следует научиться оказывать услуги с помощью высокотехнологичных инструментов, например электронной подписи, электронного документооборота, криптоканалов для обмена информацией, токенов и электронных валют, смарт-контрактов и т. д. Кроме того, он выделяет важность многогранных и глубоких знаний специалиста в разных областях юриспруденции. "Таковы требования обеспечения скорости при оказании услуги, конфиденциальности (ограниченность в возможности привлекать экспертов), отсутствия необходимых экспертов в данном месте или времени", – рассказал эксперт.

Однако, Роман Янковский, секретарь Наблюдательного совета Ассоциации ФинТех, партнер юридической фирмы "Зарцын, Янковский и партнеры", преподаватель юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, считает, что многие юристы до сих пор не могут понять, как работает асимметричное шифрование, технология цифровых отпечатков, тот же блокчейн. "Но сейчас "нас не учили" – это больше не оправдание. Если юрист хочет быть в тренде, ему приходится постоянно осваивать несвойственные сферы знаний: от финансов до верстки. Приходится пересиливать себя, чувствовать себя бабушкой, которой внук пытается объяснить, как работает Интернет. Но только так можно остаться конкурентоспособным на рынке труда", – подчеркнул эксперт.

Как повлияют современные информационные технологии на работу юриста?

Ольга Кириллова, управляющий директор юридической компании Heritage Group, считает, что, например, внедрение big data в повседневную юридическую практику существенно уменьшит значимость экспертизы документов. "Используя эти системы, "нарисовать" что-то задним числом будет все труднее. Это, конечно, упростит работу юриста, потому что меньше придется сталкиваться с недобросовестностью оппонентов. С другой стороны, несомненно, потребуется больше точности, скрупулезности и все тех же навыков оперирования информацией", – отметила эксперт.

Алексей Головченко рассказал о преимуществах онлайн-правосудия, которое позволит упростить процедуру контроля над документооборотом в судебной системе и сделать более прозрачной работу судей. "Это важный аспект, поскольку на сегодняшний день проблемы недобросовестности судей, неэффективности и несправедливости российской судебной системы – это притча во языцех. Предприниматели явно считают, что более 80% споров с государством изначально проигрышные, поскольку наша судебная система так настроена. В связи с этим подобные сервисы помогут бороться с этими насущными проблемами. Уменьшится возможность "маневра" со стороны властных структур, поскольку все будет максимально прозрачно. Также станут проще транзакционные отношения с судами, соответственно и скорость отношений увеличится", – рассказал адвокат.

Однако, по мнению Антона Иванькова, генерального директора ООО "Юридическая фирма "ЗАКОН – ПРИОРИТЕТ", не исключены проблемы при реализации системы онлайн-правосудия. В частности, в случаях рассмотрении дел в порядке упрощенного производства (гл. 29 Арбитражного процессуального кодекса, гл. 21.1 Гражданского процессуального кодекса, гл. 33 Кодекса административного судопроизводства). "Элементарное отсутствие подключения к Интернету может поставить под угрозу своевременное направление в суд документов в электронном виде. Кроме того, доказательственная база сторон должна быть оформлена на предельно высоком профессиональном и качественном уровне, не вызывающем каких-либо сомнений в подлинности и верности направленных в суд электронных документов, при этом большие объемы документов могут вызвать определенные трудности в их отправке в суд в электронном виде", – считает эксперт.

Заменят ли роботы юристов?

Практически все эксперты считают, что роботы не смогут полностью заменить юристов. Однако, по мнению Юлии Кульчицкой, хорошо "обученный" робот сможет выполнить ряд функций юриста более эффективно и качественно. Например, он сможет собрать необходимые данные, проанализировать их, подготовить стандартизованные документы, обработать в специальных программных продуктах. Но Ольга Кириллова считает, что юристов высшей квалификации, например, в сфере банкротства и корпоративных конфликтов машины не заменят никогда. "Здесь каждый процесс слишком сильно отличается от другого: в работе присутствует, без преувеличения, творческая составляющая. Незаменимыми останутся те, кто заносят данные в программу и те, кто мыслит нестандартно, так как это не сможет ни одна машина", – добавила она.

Вместе с тем Вячеслав Сергеев привел примеры организаций, в которых роботы уже заменяют юристов.

"ПАО "Сбербанк" запустило сервис роботов, которые обрабатывают исковые заявления физических лиц. Этот робот позволит сократить до 3 тыс. рабочих мест по юридической специальности. Существуют также мобильные приложения, которые по сути являются также роботами, с помощью которых пользователи могут, например, заполнить и подать заявление на обжалование штрафа за парковку. Аналогичные сервисы есть для бракоразводных процессов и количество вариантов их применения растет. Это оставит без работы тысячи начинающих юристов, которым обычно поручают однотипную неквалифицированную функцию, – отметил Вячеслав Сергеев. – Однако, отмечу, что для опытных юристов всегда останется работа, которую невозможно передать роботам. Например, представительство в суде, где юрист должен разработать стратегию защиты, владеть ораторскими навыками, искусством убеждения, проявить человеческое отношение к клиенту и т. д. Но при этом однозначно нужно признать, что роботы это очень сильные, обучаемые, потенциально "опасные" конкуренты для профессии юриста".

Аналогичной позиции придерживается Антон Иваньков. Он также считает, что машины и роботы не способны заменить юриста в судебном процессе. "Каждое отдельно взятое дело в той или иной степени уникально. Да, есть идентичные, похожие по своей сути и содержанию дела, по которым уже сформирована определенная судебная практика. Однако и это не дает полной гарантии того, что вновь возникший аналогичный правовой спор может быть решен таким же стандартным способом, – отметил он. – В работе юристов невозможно применять шаблонные, трафаретные подходы и использовать запрограммированные установки и методы в процессе разрешения судебных споров".

Владимир Константинов, юрист-судебник, генеральный директор юридической компании "Юристо" считает , что для качественного решения правовых задач необходим изощренный человеческий интеллект, а не простая механика действий. "В тех сферах, где можно действия сделать системными – например, взыскание задолженности по типовым контрактам – уже внедрены роботизированные системы обработки информации и подготовки правовых документов. В будущем роботы-юристы все больше будут интегрированы в обычную жизнь и заменят функционал юриста, поэтому востребованы будут специалисты с гибким подходом к решению задач, с глубокими знаниями права и способные находить нестандартные пути решения поставленных задач, потому что роботы – это в первую очередь стандартизация. Востребованность в юристах определенно станет меньше, вырастет конкуренция за рабочие места, где еще будет необходим человеческий интеллект. Юристам потребуется переквалификация и получение дополнительного образования, хотя в современной реальности несколько высших образований в разных отраслях уже стало нормой и является признаком хорошего юриста", – добавил эксперт.

Эксперты отмечают, что уже сегодня работа юристов предельно упрощена. Так, например, электронные конструкторы договоров существенно облегчают разработку документов – составление судебного иска превращается в работу с электронными формами, в органы государственной власти можно обратиться через информационные системы, а на судебном заседании можно присутствовать с применением конференц-связи. Эти и другие новшества современности уже являются не просто предпосылками цифровой экономики, а по сути стали укладом жизни. Однако несмотря на то, что цифровые преобразования происходят практически в каждой отрасли, эксперты считают, что искусственный интеллект не заменит в полной мере работу юристов.

Источник : www.garant.ru



Возврат к списку